АБОЛЕНЦЕВ Владимир Александрович

АБОЛЕНЦЕВ Владимир Александрович

Родился 24 января 1927 года в селе Фурсово Тульской области. Осиротев в шестилетнем возрасте, испытал всю горечь сиротского детства в деревне тридцатых годов.

Когда началась Великая Отечественная война, он успел окончить 6 классов средней школы. Фронт быстро приближался к Туле, начинающий ремесленник пошел трудиться слесарем на Тульском оружейном заводе. Непосильный труд наравне со взрослыми привел к тяжелому заболеванию. В 1944 году, скрыв от военкома инвалидность второй группы, ушел в действующую армию, службу проходил на территории освобожденной от врага Белоруссии, в Литве участвовал в ликвидации многочисленных бандитских формирований, воевавших на стороне фашистской Германии.

Демобилизовался в августе 1947 году, окончил школу рабочей молодежи, заочное отделение Московской юридической школы и Всесоюзный юридический заочный институт. За 18 лет в органах прокуратуры работал помощником прокурора района, прокурором района, заместителем прокурора Тульской области, прокурором этой области, начальником отдела Прокуратуры СССР, заместителем Генерального прокурора СССР, Министром юстиции РСФСР.

На всех этапах жизненного пути активно участвовал в общественной жизни, много лет отдал ответственной партийно-советской работе.

Его боевые и трудовые заслуги отмечены орденами Октябрьской революции, двумя - Трудового Красного Знамени, Отечественной войны II степени, «Знак Почета» и Дружбы народов, многими медалями, в том числе медалью «Ветеран прокуратуры», знаком «Почетный работник прокуратуры», почетными грамотами Президиума Верховного Совета РСФСР и Правительства Российской Федерации. Ему присвоены почетное звание «Заслуженный юрист РСФСР», классный чин государственного советника юстиции 1 класса.

***

Были и трудные годы*

...В 1941 году окончил 6 клас­сов. В этом же году по направлению Пролетарского райисполкома города Тулы был принят в только что сформированное двух­годичное ремесленное училище для приобретения рабочей профессии. Учащиеся находились на полном государственном обес­печении: были обуты, одеты и накормлены. Жили в общежи­тии. Наряду с изучением рабочей специальности изучали и все предметы по программе общеобразовательной школы. Я с большим интересом осваивал предметы, был очень рад пребыванию в училище…

Но началась Великая Отечественная война. Она омрачила нашу жизнь. Фронт очень быстро приближался к Туле. На Туль­ском оружейном заводе не хватало рабочих рук. Вместе с дру­гими учащимися училища был направлен на этот завод, и при­ступил к работе в качестве слесаря-инструментальщика. Так в 14 лет началась моя жизнь рабочего человека. Трудились мы наравне со взрослыми. Изготавливали различное оружие. Как несовершеннолетние, мы, конечно, имели право на сокращен­ный рабочий день, и мастера пытались нас отстранить от рабо­ты по истечении предназначенного для нас времени. Но мы о оставались на своих рабочих местах и делали свое дело. Ясно, что уставали, но были горды тем, что работаем для нужд фронта. Это удваивало силы.

А немцы наступали. В декабре 1941 года я вместе с заводом был эвакуирован в город Юрюзань Челябинской области, где продолжил работу. Завод буквально в считанные дни развер­нул на новом месте производственные площади и приступил к производству различных снарядов. В пятнадцатилетнем возра­сте я превратился во взрослого человека, и не жалею об этом. Работал с полной отдачей сил и отдавал себе отчет в том, что каждая частица моего труда, вложенная в изготовление снаря­да, это и мой удар по ненавистному врагу. Я видел себя в бое­вом строю. И не ныл от усталости, а гордился своей причастно­стью к великому делу. Так вели себя и другие мои сверстники, что работали рядом со мной, бок о бок со взрослыми. Мы за­щищали нашу любимую Советскую Родину.

Какой-нибудь сегодняшний российский демократ-циник, прочитав эти строки, будет, опять же, осуждать советскую власть за то, что она допустила такое положение - привлека­ла к рабочим станкам подростков. Такой «радетель» обязатель­но найдется, не способный трезво оценивать обстановку в ус­ловиях военного времени. И уже находятся «умники», осужда­ющие маршала Жукова за якобы достижение им побед ценой больших потерь. Вот уж поистине легко «мнить себя страте­гом, видя бой со стороны».

Да, победа нашему поколению далась нелегко. Досталось и мне. В октябре 1942 года у меня обнаружили туберкулез лег­ких. Наголо постригли и почти на три месяца положили в боль­ницу. Выписали с направлением на ВТЭК. Дали вторую группу инвалидности. Когда с таким заключением появился на заводе для оформления увольнения, мне передали, что директор заво­да приглашает меня к себе в кабинет. Я зашел. Он вышел из-за стола, вплотную подошел, обнял и, погладив рукой мою наголо постриженную голову, заплакал. Возможно, он винил себя за мою судьбу. Но разве в этом имелась его вина? Трудно было всем. И только сообща можно было преодолеть навалившиеся на страну трудности. А вот способен ли так сопереживать людям нынешний руководитель предприятия, так называемый предприниматель, безжалостно выбрасывающий работников на улицу? Конечно, нет. Ибо и по закону, и по морали он - «волк».

С завода я уволился с выходом на пенсию по инвалиднос­ти. Хорошо помню размер пенсии - 144 рубля. На нее можно было жить. Скромно, разумеется, но не нищенствовать. Вер­нулся в свой район, снял частную квартиру. Некоторое время занимался случайными подработками. Вскоре получил дол­жность директора предприятия общественного питания в Арсеньевском райпотребсоюзе. Мне было 16 лет. Сразу же поступил в вечернюю школу рабочей молодежи. Для несведущих в этом вопросе людей замечу, что хотя вечерние школы и предназначались для рабочей молодежи, но обучение в них предоставлялось бесплатно. Советская власть все делала для того, чтобы народ страны был поголовно грамотным. И средств на это не жалела. Вот на таких делах и проявлялась подлинная забота власти о людях. А в се­годняшней капиталистической России не учатся и брошены на произвол судьбы миллионы детей даже школьного возраста. Такие вот «достижения» у нынешних критиков советского строя.

Шел 1944 год. Продолжалась война. Мне исполнилось 17 лет, и меня призвали в Армию. Будучи патриотом своей Родины, я горел желанием попасть на фронт, чтобы самому фашистов. Поэтому скрыл от военкомата свою инвалидность, поскольку чувствовал себя вполне здоровым человеком. И как позднее выяснилось, следы на легких действительно зарубцевались. Но встретиться с врагом лицом к лицу, в открытом бою мне не довелось. Моя военная служба проходила сначала на территории только что освобожден­ной Белоруссии, а затем в течение полутора лет в Литве. Если на территории Белоруссии проходила лишь зачистка единич­ных недобитых карателей, и в основном было спокойно, то на территории Литвы пришлось повоевать в полную силу с наци­оналистическими бандитскими формированиями, оказывавши­ми отчаянное сопротивление советским войскам. Посвященный этим событиям художественный фильм «Никто не хотел уми­рать» достаточно правдиво, хотя и несколько урезанно, расска­зывает о боевых действиях наших воинских подразделений, в которых мне пришлось проходить службу. Сразу же после при­зыва в Армию меня, прежде чем послать в район боевых дей­ствий, направили в Москву на курсы радистов. Я освоил ра­диотехнику и служил радистом в оперативных войсках КГБ в должности начальника радиостанции, обеспечивая надежную связь между воинскими частями. Служба была опасной и бес­покойной. И хотя судьба пощадила меня от гибели и ранений, но все же не была до конца благосклонной. На третьем году службы тяжело заболел желудком и около двух месяцев пролежал в госпитале. В августе 1947 года меня выписали инвалидом второй группы и демобилизовали…

* Из книги В.В. Аболенцева «И по совести, и по закону». М., 2007, с.с. 13-16.

Наши ветераны

Рубрикатор по буквам
фамилий:

Органы прокуратуры
в Великой Отечественной
войне

Работа в годы войны.
Международные
трибуналы.

Документы

Документы
Исторические документы

Нюрнбергский процесс

Главный процесс человечества.
Репортаж из прошлого.
Обращение к будущему.

Читать далее