Телефон справочной по обращениям
в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации:

+7 495 987-56-56

Интервью заместителя Генерального прокурора Российской Федерации — Главного военного прокурора Сергея Фридинского газете «Российская газета»

Построились

Главная военная прокуратура выявила нарушения практически на всех этапах

расселения армейских очередников


Проблема жилья для военных - головная боль не только руководителей минобороны, но повод для серьезных разбирательств со стороны армейских правоохранительных органов. По результатам их проверок нередко возбуждают громкие уголовные дела. Кто виноват, что предназначенные офицерским семьям квартиры годами пустуют, а вместо новоселья люди вынуждены судиться за свои законные метры? Что или кто тормозит продвижение армейской жилищной очереди? На эти и другие вопросы в эксклюзивном интервью "Российской газете" ответил заместитель Генерального прокурора РФ - главный военный прокурор Сергей Фридинский.

Российская газета:
Сергей Николаевич, вы разбирались, почему сроки расселения военных очередников постоянно меняют? Денег на квартиры государство выделяет достаточно, дома по всей стране строят, а офицерские семьи годами ютятся по чужим углам.

Сергей Фридинский:
Начать все-таки надо с того, что это очень непростая задача - дать жилье военнослужащим. К сожалению, долгие годы ею занимались по остаточному принципу. Поэтому быстро решить вопрос не получилось.

ЦИФРА: 30 уголовных дел было заведено за нарушения в военно-жилищной сфере.


С 2007 года государство предпринимает беспрецедентные меры, чтобы обеспечить жильем военнослужащих и тех, кто уже расстался с армией. Сегодня квартиры выделяют даже людям, которые много лет назад в силу разных причин "выпали" из жилищных списков минобороны и не получили положенную им жилплощадь в муниципальных образованиях.

Например, из-за законодательных и организационных коллизий остались без крыши над головой полторы тысячи моряков Северного флота, уволенные с военной службы более десяти лет назад. Их расселением занялись только после вмешательства руководителей государства.

Напомню, что в мае президент России обсуждал проблему жилья на совещании с руководством минобороны. Президент говорил о недостатках в работе военного ведомства и дал поручение исправить ситуацию. В связи с поставленной задачей мы провели определенную работу по поддержанию правопорядка в этой сфере.

Российская газета: Насколько я знаю, военные прокуроры неоднократно информировали минобороны, другие инстанции о безобразиях в военно-жилищной сфере.

Сергей Фридинский: По итогам наших проверок только за последние полтора года в минобороны внесены более 30 представлений об устранении нарушений закона. Проанализировав ситуацию, мы пришли к выводу: многие проблемы возникли из-за организационных просчетов во время подготовки реформы системы жилищного обеспечения. Смотрите, что произошло. В короткие сроки ликвидировали жилищные комиссии воинских частей и учреждений, из ведения квартирно-эксплуатационных органов вывели учет и распределение квартир. Взамен создали департамент жилищного обеспечения минобороны - ДЖО. А он с таким объемом работы не справляется.

Лишь в августе прошлого года в военных округах сформировали территориальные органы жилищного обеспечения. Тогда и наметились некоторые сдвиги. Однако всех проблем эти подразделения не сняли. Об этом свидетельствует значительный - почти на 20 процентов - рост обращений граждан в органы военной прокуратуры. В итоге нам удалось восстановить жилищные права более 81 тысячи человек. Свыше 700 должностных лиц привлечено к различным видам ответственности, возбуждено около 30 уголовных дел. Нужно сказать, что работа проделана не впустую - нарушения закона реально устраняются.

Градус квартирного кипения

И чем же грешат чиновники?

Сергей Фридинский: Нарушения есть на всех этапах - начиная с учета нуждающихся, определения потребности в жилье, выбора подрядных строительных организаций, и завершая приемкой объектов, их государственной регистрацией и распределением жилплощади.

Мы обратили внимание на такой момент. После звонков и визитов в ДЖО возмущение людей, которые годами ждут собственного угла, нередко достигает градуса кипения. С их обращениями чиновники департамента работают из рук вон плохо, а подчас - вовсе игнорируют. В прошлом году каждый третий заявитель жаловался военным прокурорам, что в ДЖО и на сайте минобороны невозможно получить информацию о включении в реестр, узнать свое место в жилищной очереди и хотя бы приблизительную дату вселения. А каждый четвертый написал о неправомерных действиях или бездействии должностных лиц департамента.

На эти проблемы мы не раз обращали внимание руководства минобороны.

Российская газета: Из читательской почты знаю, что творится в единой квартирной очереди минобороны. Человек уверен, что его семья есть в реестре, а через год-другой с удивлением узнает: в ведомственных списках не числится. Вы с такими ситуациями часто сталкиваетесь?

Сергей Фридинский: Мы системно работаем над устранением этих нарушений. И, как правило, удовлетворяем большую часть жалоб по этим вопросам. К примеру, свыше 500 военнослужащих в Западном военном округе не попали в реестр, несмотря на наличие всех необходимых документов. Произошло это по вине должностных лиц департамента и ФГУ "Западное региональное управление жилищного обеспечения". Права очередников по нашему требованию были восстановлены.

Мы выявили нарушения порядка учета нуждающихся в жилье в Центральном, Восточном и Южном военных округах. Известны факты, когда чиновники ДЖО направляли извещения о распределении одной и той же квартиры сразу нескольким военнослужащим. По каждому такому случаю были организованы проверки, восстановлены права граждан, а виновные лица привлечены к ответственности.

Российская газета: Между тем чиновники минобороны нередко ссылаются на несговорчивых очередников. Мол, все требуют Москву, никто не хочет ехать в провинцию. А там уже квартир накупили - теперь стоят пустые, ждут хозяев. Кто-нибудь за такую трату государственных денег ответит?

Сергей Фридинский: "Несговорчивость" очередников - далеко не главная причина подобных ситуаций. Да и в конечном итоге люди заслужили своим трудом это право. А вот приобретение, распределение и заселение готовых квартир нередко связано опять же с ненадлежащей работой должностных лиц.

Российская газета: Почему такое происходит? Неужели в департаменте жилобеспечения разучились считать?

Сергей Фридинской: Внятных объяснений таким ситуациям никто не дает. Да и что можно объяснить. Возьмем Томск. Там минобороны купило 1659 квартир - при том, что на учете нуждающихся в гарнизоне состояли всего 268 военнослужащих. В Тюмени при наличии 272 очередников имеется 1412 квартир. Со значительным превышением потребности закуплено жилье в Пензе, Волгодонске, Армавире, других городах.

Когда разбираешься в таких ситуациях, мысли в отношении соответствующих должностных лиц приходят не очень хорошие. И только из-за отсутствия прямого ущерба государству по этим фактам не возбуждались уголовные дела. Тут, видимо, не должно быть предела совершенству нашей работы. Будем искать другие подходы.

Российская газета: Есть жесткие нормы предоставления военным бесплатного жилья. Помещение чуть больше - туда уже не въедешь. Вы не интересовались в минобороны, зачем они покупают квартиры, которые, к примеру, для семьи из трех человек малы, а из четырех - слишком большие?

Сергей Фридинский: Дело в том, что жилье у нас не строят и не продают "под семьи". Сюда же нужно прибавить недостоверную информацию о параметрах жилья. Из-за подобных нестыковок людям отказывают в заключении договоров социального найма. К примеру, купленная управлением госзаказа минобороны в Красноярске квартира вместо предусмотренной контрактом общей площади в 82,4 квадратных метра фактически не превышала 73. Тем не менее ее распределили семье подполковника медицинской службы В. Ярославского. В итоге пять человек оказались в жилье на 17 метров меньше положенного.

А вот ситуация, которую впору назвать кульминацией бюрократии. Целый год ДЖО не разрешал семье майора М. Макеичева оформить договор социального найма трехкомнатной квартиры в Красноярске. В департаменте просто ошибочно думали, что там превышены нормы, а пересчитать "квадраты" чиновникам было недосуг. Для этого потребовалось вмешательство Главной военной прокуратуры.

В этой связи уместно будет напомнить, что с прошлого года закон предоставил очередникам право доплачивать за лишние метры в выделенной квартире.

Московский долгострой

Российская газета: Не могу обойти стороной Москву. Суды постоянно принимают решение о выделении военным и отставникам столичного жилья. А в минобороны им советуют брать квартиру в Подмосковье. Разве это по закону?

Сергей Фридинский: Сегодня право на получение жилья в столице имеют более 9 тысяч военнослужащих. Есть более 1200 судебных решений, обязывающих минобороны предоставить людям квартиры в Москве. Однако они не исполняются годами, срок по отдельным искам превысил 5 лет.

Проблема не только в нормативе стоимости одного метра столичной жилплощади. Ситуацию усугубляют еще и чисто бюрократические препоны.

Неэффективно ведется работа по так называемому незавершенному строительству. Есть проблемы и с оформлением документов на жилые помещения по ранее заключенным инвестиционным и государственным контрактам.

Более 10 объектов, строительство которых началось от 5 до 8 лет назад, до настоящего времени не введены в строй. Как правило, это связано с тем, что чиновники, давшие разрешение на строительство, не оформили необходимые документы на вовлеченные в хозяйственный оборот земельные участки. Не проводился конкурсный отбор инвесторов и не согласовывались решения о вовлечении имущества Российской Федерации в хозяйственный оборот с представителем собственника - Росимуществом.

По всем фактам нарушения законодательства приняты меры прокурорского реагирования. Положение дел меняется крайне медленно, но меняется. В июне 2011 года минобороны заключило государственный контракт на строительство значительного количества жилых домов в столице.

Российская газета: На ваш взгляд, могут ли ускорить расселение военных очередников какие-то законодательные решения?

Сергей Фридинский: Дополнительные меры нормативно-правового характера, конечно, нужны. Свои предложения по совершенствованию жилищного законодательства мы внесли в парламент и федеральные органы исполнительной власти. Кроме того, активно участвовали в обсуждении других инициатив.

О чем идет речь? Например, в действующем законе отсутствует четко прописанная норма, с какого момента военнослужащий может быть признан нуждающимся в обеспечении жильем по избранному месту постоянного проживания. Требует законодательной доработки и механизм реализации этого права. Было бы правильным дополнить пункт 14 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" указанием периода, когда военнослужащий может претендовать на получение жилплощади в избранном месте постоянного жительства.

Совершенствование законодательства - безусловно, важное и нужное дело. Но решить задачу государственного масштаба, какой является военно-жилищная проблема, можно только совместными и, главное, скоординированными усилиями минобороны, законодательной, исполнительной власти и отчасти, если хотите, правоохранительных структур. Органы военной прокуратуры, в рамках предоставленных нам полномочий, делают для этого все возможное.

Капитал на "мертвых душах"

Российская газета: С этого года военным в армии выплачивают повышенное довольствие. Но, как выяснилось, не всем и не сразу. Вы разбирались, почему были задержки с переводом денег?

Сергей Фридинский: Хочу сказать, что реформа денежного содержания - не просто своевременная, но и очень важная в социальном плане мера. Помимо улучшения жизни солдат и офицеров, она делает военную службу более привлекательной и престижной, повышает авторитет армии. В конечном итоге, это позитивно скажется на боеготовности войск.

Но, как и в случае с жильем, на первоначальном этапе реализации нового закона в минобороны допустили просчеты организационного плана. На наш взгляд, сначала нужно было провести реформу денежного довольствия, а потом реформировать финансовые органы. Сделали наоборот - и вот результат.

Только в этом году в Главную военную прокуратуру поступило 1800 жалоб от военнослужащих, членов их семей и гражданского персонала Вооруженных сил. Люди написали о задержке их денежного довольствия, заработной платы и иных выплат. Это - почти пятая часть от общего числа всех обращений.

Российская газета: Можете привести конкретные примеры?

Сергей Фридинский: В начале года в военную прокуратуру обратился экипаж подводной лодки стратегического назначения Северного флота. Суть жалобы - морякам не полностью выплатили денежное довольствие за январь-февраль и задержали расчет по так называемым отпускным. Из-за этого семьи военнослужащих не смогли выехать к местам проведения отпуска. Дело в том, что экипаж этой подлодки тогда находился на отдыхе перед очередным этапом государственных испытаний корабля. После нашего вмешательства задолженность по денежному довольствию быстро ликвидировали.

А вот пример иного плана. В ряде случаев выплаты военнослужащим производились в завышенном размере. Например, на Балтийском флоте только за январь таким образом переплатили 6,3 миллиона рублей.

Если говорить в целом, то в январе-феврале тысячи военнослужащих и членов их семей не были обеспечены полностью либо частично положенными им деньгами. Это случилось из-за ненадлежащего взаимодействия между департаментом финансового обеспечения, военными финансовыми органами на местах, Главным управлением кадров и Единым расчетным центром минобороны - ЕРЦ.

Тогда же стало ясно, что он не обладает достаточными для такого объема работы техническими возможностями. Только сейчас положение дел начинает понемногу выправляться.

Российская газета: Этот центр, к тому же, находится в Москве, а гарнизоны разбросаны по всей стране.

Сергей Фридинский: Конечно, для исправления ситуации нужно бы разгрузить ЕРЦ. Большую часть расчетов производить ближе к местам расположения войск - штабам соединений, округов, флотов. Тогда наверняка повысится оперативность в работе, будет возможность быстро исправлять ошибки.

Кроме того, требует совершенства контроль как за системой в целом, так и за отдельными чиновниками, работающими в новых финансовых органах. Ведь переход на безналичные расчеты, с одной стороны, ликвидировал возможность прямого изъятия наличных денег из касс, но, с другой стороны, так и не поставил надежный заслон финансовым махинациям.

Российская газета: Иными словами, воровать деньги в армии можно и при новой схеме расчетов?

Сергей Фридинский: Как говорят: на каждое действие есть противодействие. Например, наводя порядок в ЕРЦ, его руководитель обнаружила пропажу крупной денежной суммы. Она сразу обратилась в правоохранительные органы. Проверяли ее заявление сотрудники Московской городской военной прокуратуры. Факт хищения бюджетных средств подтвердился. Оказалось, что в марте этого года заместитель начальника расчетного управления ЕРЦ Игорь Билевич, начальник бюро управления N 2 Олег Муняев, экономист бюро управления N 3 Илья Соболев в помещении центра с чужих рабочих мест перевели 6,3 миллиона рублей на банковские карты 128 несуществующих военнослужащих Южного военного округа. По материалам прокурорской проверки было возбуждено уголовное дело по части 4 статьи 159 УК РФ - "Мошенничество в особо крупном размере". Обвинительное заключение утверждено, дело направлено в суд.

К уголовной ответственности привлечены начальник ЕРЦ минобороны по Ставропольскому краю Сергей Кочмин и ведущий бухгалтер этой организации Роман Горячев. По данным следствия, из 6,3 миллиона рублей в Ставрополье через банкоматы Горячев обналичил более 4 миллионов.

И подобных примеров, к сожалению, уже немало.

Вот почему я убежден - даже при наличии самой современной электронной бухгалтерии, жесткий контроль за чиновниками, работающими в системе денежного обеспечения военнослужащих, крайне необходим.

"Российская газета", (Федеральный выпуск), N5833 от 16 июля 2012 г.