Телефон справочной по обращениям
в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации:

+7 495 987-56-56

Поставив под сомнение установленный судом первой инстанции факт допущенных ответчиком нарушений и их причинной связи с последствиями, суд апелляционной инстанции не выполнил обязанностей по определению юридически значимых обстоятельств

П. обратилась в суд с иском к ГБУ «М. ЦРБ» о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, причиненного ненадлежащим оказанием медицинской помощи, ссылаясь на то, что в период с 7 по 13.10.2015 ее дочь, 13.01.2015 года рождения, находилась на стационарном лечении в инфекционном отделении ГБУ.
13.10.2015 ребенок был выписан как выздоровевший с назначением лекарственных препаратов и рекомендациями по уходу за ним. По мнению истца, вследствие некачественного лечения состояние ребенка ухудшилось, в связи с чем 15.10.2015 П. с ребенком выехала в г. Н., где ребенок был экстренно госпитализирован в ГБУ области в детское инфекционное отделение для новорожденных детей, в котором находился с 15 по 20.10. 2015 с клиническим диагнозом: бактериальная кишечная инфекция, неучтенная кишечная инфекция, гастроэнтероколит тяжелой степени, эксикоз с токсикозом 1 степени, изотонический вариант, панкреатит.
Решением районного суда иск удовлетворен частично, с ответчика в пользу истца взыскан материальный ущерб в размере 30 317 руб., компенсация морального вреда 100 000 руб., штраф – 65 159 руб.
Апелляционным определением Верховного Суда республики решение районного суда отменено, принято новое решение об отказе в иске. Истцом подана кассационная жалоба, в которой изложена просьба об отмене апелляционного определения, как незаконного. Как следует из судебных постановлений и материалов дела в экспертных заключениях качества медицинской помощи (протоколы оценки качества медицинской помощи) АО «…» указано, что госпитализация в инфекционное отделение ГБУ «М. ЦРБ» обоснованна, проведена антибактериальная, симптоматическая, инфузионная терапия. Однако неполное лабораторное обследование в соответствии со стандартом специализированной медицинской помощи детям при диарее и гастроэнтерите, предположительно инфекционных, средней степени тяжести, создало риск прогрессирования имеющегося заболевания.
По результатам оценки качества медицинской помощи страховой компанией к медицинскому учреждению (ГБУ «М. ЦРБ») применены финансовые санкции в виде неоплаты 50% стоимости койко-дней. При таких обстоятельствах, оценив представленные доказательства, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что ответчиком оказана медицинская услуга ненадлежащего качества, в связи с чем частично удовлетворил требования истца, взыскав в том числе компенсацию морального вреда.
Несмотря на то, что факт некачественного оказания услуг имел место, финансовые санкции к ответчику были применены, что им было не оспорено, суд апелляционной инстанции отменил решение суда и отказал в иске в полном объеме. Распределяя обязанность доказывания, суд апелляционной инстанции возложил на истца обязанность доказать ненадлежащее качество оказанных ответчиком медицинских услуг.
 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ признала выводы суда апелляционной инстанции сделанными с существенным нарушением норм материального и процессуального права. Согласно п. 2 ст. 401 ГК РФ отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство. В соответствии с п. 4 ст. 13 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» изготовитель (исполнитель…) освобождается от ответственности за неисполнение обязательств или за ненадлежащее исполнение обязательств, если докажет, что неисполнение обязательств или их ненадлежащее исполнение произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом. В п. 28 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 17 «О разъяснении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснено, что при разрешении требований потребителей необходимо учитывать, что бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение лицо ненадлежащее исполнение обязательства, в том числе и за причинение вреда, лежит на продавце.
Таким образом, именно исполнитель обязан доказать обстоятельства, являющиеся основанием для освобождения от ответственности за ненадлежащее качество услуг. Как установлено судом, факт ненадлежащего оказания медицинских услуг, в частности ненадлежащей диагностики, приведшей к неверной тактике лечения и увеличению риска прогрессирования заболевания, судом установлен, к ответчику применены санкции и это обстоятельство ответчиком не опровергнуто.
Через два дня после выписки ребенок был вновь госпитализирован уже в тяжелом состоянии. Между тем суд апелляционной инстанции обязанность доказывания вины ответчика возложил на истца, освободив ответчика от установленной законом обязанности доказать отсутствие вины.
Апелляционным определением Верховного Суда РФ апелляционное определение суда субъекта отменено, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение в суд субъекта. (Дело № 74-КГ17-5)
 

Нормативные акты

Полный список