Телефон справочной по обращениям
в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации:

+7 495 987-56-56

Информация по делу «Республиканская партия России против России»

В постановлении по делу «Республиканская партия России против России» Европейский Суд по правам человека большинством голосов признал, что имело место нарушение статьи 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с отказом в регистрации изменений в сведения о партии, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц, а также единогласно признал, что имело место нарушение статьи 11 Конвенции в отношении ликвидации партии.

По данному делу установлено, что в 2005 году заявитель (Республиканская партия России) обратился с заявлением в Минюст России с целью внесения изменений в сведения, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц (далее – реестр).

Минюст России дважды отказал заявителю в регистрации изменений в связи с непредставлением документов, свидетельствующих, что внеочередной съезд партии, на котором приняли решение об изменении адреса (места нахождения) партии и избрали лиц, имеющих право действовать от ее имени без доверенности, был проведен в соответствии с национальным законодательством и уставом, а также документов, подтверждающих количество членов партии.

Заявитель оспорил отказ в суде, утверждая, что требование Минюста России о предоставлении тех же документов, которые необходимы для регистрации партии при ее создании, не основаны на национальном законодательстве. Также заявитель оспорил правомочность проверки Минюстом России законности съезда партии, так как национальное законодательство предусматривает такую проверку только в случае регистрации новой партии или при внесении изменений в устав партии.

Решением Таганского районного суда г. Москвы от 12.09.2006, оставленным без изменений определением кассационной инстанции Московского городского суда от 19.12.2006, установлена правомерность решения Минюста России об отказе в регистрации изменений в сведения о партии, содержащиеся в реестре.

При этом суд кассационной инстанции, ссылаясь на положение пункта 7 статьи 32 Федерального закона от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», которое вступило в силу 16.04.2006, указал, в частности, что политическая партия при подаче заявления о внесении изменений в сведения, содержащиеся в реестре, должна представить те же документы, которые необходимы для регистрации партии.

В 2006 году Минюст России провел проверку деятельности партии и обратился Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о ее ликвидации, заявив, что у партии менее 50 000 членов и менее чем 45 региональных отделений с численностью более 500 членов, что является нарушением Федерального закона от 11.07.2001 № 95-ФЗ «О политических партиях».

23.03.2007 Верховный Суд Российской Федерации вынес решение о ликвидации партии, указав, что отдельные региональные отделения партии были ликвидированы по решению суда, поэтому их члены не могли учитываться при подсчете общей численности партии, а восемь региональных отделений состояли менее чем из 500 членов. Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оставила решение суда первой инстанции в силе.

I. Обращаясь в Европейский Суд, заявитель жаловался, что отказ в регистрации изменений в сведения о партии, содержащиеся в реестре, нарушил свободу объединения партии, что в свою очередь привело к прерыванию ее деятельности и ликвидации.

Европейский Суд, признавая жалобу заявителя приемлемой, в постановлении отметил, что любые действия, предпринятые против политических партий, учитывая их важную роль для надлежащего функционирования демократии, затрагивают как свободу на объединение, так и демократию в соответствующем государстве.

При решении вопроса о законности вмешательства в права заявителя Европейский Суд указал на отсутствие в национальном праве положений, устанавливающих перечень документов, прилагаемых к соответствующему заявлению и необходимых для регистрации изменений.

Европейский Суд отметил, что для оправдания требования о предоставлении такого же набора документов, как и для регистрации вновь создаваемой партии, и полномочий регистрирующего органа отказывать в регистрации, если данный набор документов является неполным либо содержит недочеты, национальные суды ссылались на положение пункта 7 статьи 32 Федерального закона «О некоммерческих организациях», которое вступило в силу после получения заявителем отказа о внесении изменений в реестр.

На основании изложенного, Европейский Суд пришел к выводу, что действия регистрирующего органа в данном случае не имели достаточно четкого законного основания.

Европейский Суд, не согласившись с доводами представителей властей о том, что вмешательство государственных органов во внутренние дела партии было необходимым в целях защиты прав членов партии, отметил, что вмешательство во внутреннюю организацию объединений может быть оправдано, например, в случаях наличия жалоб со стороны членов партии при наличии серьезного и внутреннего конфликта.

Соответственно Европейский Суд сделал вывод о том, что, отказав во внесении изменений в реестр, власти вышли за пределы законной цели и вмешались во внутреннюю деятельность заявителя способом, который не может рассматриваться как законный и необходимый в демократическом обществе. Следовательно, имело место нарушение статьи 11 Конвенции.

II. Рассмотрение жалобы заявителя на ликвидацию партии по причине невыполнения требований о минимальной численности и региональной представительности.

Представители власти утверждали, что требования о минимальной численности и региональной представительности способствуют процессу консолидации политических партий и создают предпосылки для создания больших сильных партий, что препятствует чрезмерному разделению парламента и тем самым обеспечивают стабильность политической системы. Выполнение данных требований необходимо в целях защиты национальной безопасности и предотвращения беспорядков.

Европейский Суд отметил, что требования к минимальной численности политических партий установлены в целом ряде государств-членов Совета Европы, однако требования к минимальной численности, предъявляемые в России, являются самыми высокими в Европе. Национальное законодательство, устанавливающее данные требования, неоднократно менялось в течение последних нескольких лет, что исходя из международной практики может восприниматься как попытка манипулирования избирательным законодательством в пользу правящей партии.

Европейский Суд посчитал, что обязанности по приведению численности партии в соответствие с часто меняющимся национальным законодательством наряду с регулярными проверками численного состава партии налагают непропорциональное бремя на политические партии в России.

Не согласившись с доводом о том, что только те объединения, которые представляют интересы значительной части общества, должны иметь право на статус политической партии, Европейский Суд подчеркнул, что маленькие группы меньшинств также должны иметь возможность учреждать политические партии и участвовать в выборах с целью проведения в парламент своих представителей.

В ответ на доводы представителей властей, что после роспуска партия имела возможность преобразоваться в общественное объединение, Европейский Суд подчеркнул, что недопустимо навязывать объединению организационно-правовую форму, которая не отвечает стремлениям ее учредителей и членов. Преобразование в общественное объединение лишило бы партию возможности выдвигать кандидатов для участия в выборах федерального и регионального уровней. Следовательно, сохранение статуса политической партии было принципиально важным для заявителя.

По мнению Европейского Суда такая мера как ликвидация партии может применяться по отношению к политическим партиям, которые используют незаконные или недемократические методы, подстрекают к насилию или проводят политику, направленную на разрушение демократии.

Европейский Суд сделал вывод о том, что заявитель, общероссийская политическая партия, которая никогда не отстаивала региональные или сепаратистские интересы, одной из целей которой является обеспечение единства страны и мирное сосуществование ее многонационального населения, и которая никогда не обвинялась в попытках подорвать территориальную целостность России, была ликвидирована только по формальным основаниям невыполнения требований о минимальной численности и региональной представительности.

В связи с вышеизложенным, Европейский Суд посчитал, что ликвидация партии была несоразмерной законным целям, указанными представителями властей. Следовательно, имело место нарушение статьи 11 Конвенции.

                                                                            Управление по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе