Телефон справочной по обращениям
в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации:

+7 495 987-56-56

Информация о постановлении Европейского Суда по правам человека по делу «Багдонавичюс и другие против России»

Дело инициировано на основании шести жалоб заявителей, поданных в Европейский Суд по правам человека против Российской Федерации в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
Заявители жаловались, в частности, на нарушение ст. 8 Конвенции отдельно и во взаимосвязи со ст. 14 Конвенции вследствие разрушения их домов и их принудительного выселения, которое по их утверждению, было осуществлено по причине принадлежности к цыганской общине. По тем же основаниям они жаловались на нарушение ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции.
Иски двух заявителей о признании их права собственности на дома оставлены без удовлетворения. На основании собранных администрацией Гурьевского района Калининградской области сведений о самовольных постройках прокуратура Гурьевского района подала в суд иски о признании домов самовольными постройками в соответствии со ст. 222 ГК РФ и сносе этих построек.
В своей общеполитической рекомендации № 13 «О борьбе с антицыганскими настроениями и дискриминацией в отношении цыган», принятой 24.06.2001, Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью рекомендовала властям государств-членов, в частности, бороться с антицыганскими настроениями в отношении жилья и за право на уважение к жилищу, и соответственно, обеспечивать, чтобы цыгане не выселялись без уведомления и без предоставления возможности получить другие жилье в нормальных условиях.
Заявители утверждали, что их выселение из домов и снос домов является нарушением их права на уважение их личной и семейной жизни, и жилища, гарантированного ст. 8 Конвенции, которая предусматривает: «1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции, 2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц».
Суд отмечает, что в обоснование решения о сносе домов заявителей национальные судебные органы не привели иных оснований, помимо отсутствия разрешения на строительство и отсутствия законных оснований для занятия соответствующих земельных участков. В связи с этим Суд напоминает, что утрата жилища является одним из наиболее серьезных вмешательств в право на уважение жилища, а также что любое лицо, которому грозит опасность стать жертвой такого посягательства, должно иметь возможность добиться рассмотрения соразмерности данной меры судом.
Суд полагает, что в рамках судебных разбирательств, касающихся сноса домов заявителей, внутригосударственные суды не рассмотрели вопроса о соразмерности вмешательства в соответствии с требованиями ст. 8 Конвенции. Суд обращает внимание на позицию, сформулированную им в постановлениях по делам «Йорданова и другие против Болгарии», и «Ванштейн и другие против Франции», согласно которой особого внимания заслуживают такие факторы как последствия выселения членов цыганской общины из их домов, наличие риска остаться без крова, а также продолжительность проживания заинтересованных лиц и членов их семей, наличие у них устойчивого сообщества в указанном месте.
Суд пришел к выводу, что в данном деле было допущено нарушение ст. 8 Конвенции, поскольку в рамках судебных разбирательств, касающихся сноса домов заявителей, судами Российской Федерации не был рассмотрен вопрос соразмерности вмешательства в соответствии с требованиями данной статьи, заблаговременно, до принудительного выселения заявителей органы власти государства-ответчика надлежащим образом не проконсультировались с заинтересованными лицами относительно возможностей переселения с учетом их потребностей. Суд признал жалобу приемлемой в части, касающейся жалоб по ст. 8 и 14 Конвенции, и неприемлемой в части, касающейся жалобы по ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции.
По настоящему делу допущено нарушение ст. 8 Конвенции.
Со стороны государства ответчика отсутствовало нарушение обязательств по ст. 34 Конвенции. Оснований рассматривать обоснованность жалобы по статье 14 в совокупности со ст. 8 Конвенции не имеется. Государство - ответчик обязано выплатить каждому заявителю, за исключением лиц, обозначенных в п. 1 резолютивной части постановления, следующие суммы, переведенные в валюту государства-ответчика по курсу, установленному на день выплаты: 500 евро плюс налог, которым может облагаться эта сумму, в качестве возмещения имущественного ущерба; 7500 евро, плюс любой налог, которым может облагаться эта сумма, в качестве возмещения неимущественного вреда.