Телефон справочной по обращениям
в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации:

+7 495 987-56-56

Информация о Постановлении Европейского Суда по правам человека по делу «Уруков против России»


Дело инициировано по жалобе № 20489/07 против Российской Федерации, поданной в Европейский Суд по статье 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод гражданином Российской Федерации Уруковым В.Н.
Заявитель жаловался на то, что его право на справедливое судебное разбирательство в соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции было нарушено в связи с отказом суда удовлетворить его ходатайство о личном присутствии. В пункте 1 статьи 6 Конвенции указано: «Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях…имеет право на справедливое… разбирательство… судом…».
Ссылаясь на причины, указанные Верховным Судом при отклонении апелляционной жалобы заявителя, Власти утверждали, что заявитель не был поставлен в невыгодное положение к другой стороне из-за его отсутствия на слушании, в котором его интересы были представлены.
Заявитель утверждал, что право участвовать в гражданском судопроизводстве является важным аспектом справедливого судебного разбирательства, которое не может быть ограничено в связи с его содержанием под стражей. Судебное поручение, которое районный суд направил начальнику следственного изолятора, являлось внесудебным актом, который нарушал требования российского законодательства.
Недавно Суд обобщил принципы, применимые к анализу предполагаемого нарушения права на справедливое судебное разбирательство в связи с отсутствием находящейся в заключении стороны в судебном разбирательстве по гражданскому делу (см. постановление Европейского Суда от 16.02.2016 по делу «Евдокимов и другие против России», жалобы № 27236/05 и 10 других жалоб). В настоящем деле заявитель был стороной разбирательства, в котором должно было быть установлено его отцовство. Он отсутствовал на слушаниях в районном суде и в Верховном Суде, поскольку в это время содержался под стражей в период предварительного следствия. Суд отмечает, что заявитель не принимал участия и в производстве по обжалованию, и Верховный Суд не оценил влияние его отсутствия на справедливость разбирательства (сравните постановление Европейского Суда от 19.07.2016 по делу «Барков и другие против России», жалобы № 38054/05 и 8 других жалоб, пункты 18-23).
Суд пришел к выводу о том, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции. Заявитель жаловался также на нарушение его права на уважение его жилища из-за проникновения сотрудников полиции в его квартиру 08.04.2008 года. Он ссылался на статью 8 Конвенции, которая гласит: «1. Каждый имеет право на уважение… его жилища.. 2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благополучия страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц».
Суд также считает, что положения Закона о полиции, упомянутые в качестве правовой основы для обыска дома заявителя, были сформулированы в неопределенных и общих терминах и не могут служить в качестве достаточно предсказуемой правовой основы для вмешательства в настоящем деле (см. постановление Европейского Суда от 25.02.2014 по делу «Кильен против Румынии», жалоба № 44817/04, пункт 35). В любом случае, ни одно из исключений, предусмотренных в Законе о полиции, не было применимо: очевидно, что при проникновении в жилище заявителя сотрудники полиции не преследовали подозреваемого или не пытались предотвратить чрезвычайную ситуацию, и не располагали информацией о каком-либо преступлении, которое было совершено в квартире. Суд считает, что вмешательство в права заявителя не было законным. Таким образом, по настоящему делу было допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции. Европейский Суд признал жалобы заявителя, касающиеся отсутствия заявителя на слушаниях по установлению отцовства, а также вторжению сотрудников полиции в его жилище приемлемыми, а остальную часть жалобы, на компенсацию за его содержание под стражей с 9 по 24 апреля 2008 года неприемлемой. В настоящем деле допущены нарушения пункта 1 статьи 6 и статьи 8 Конвенции.
В течение трех месяцев государство-ответчик обязано выплатить заявителю 2000 евро в качестве компенсации морального вреда, включая любой налог, которым может облагаться данная сумма, с последующей конвертацией в валюту государства-ответчика по курсу, действующему на день выплаты.

 

Нормативные акты

Полный список